Previous Entry Поделиться
По следам Австро-Венгрии. Часть VII. Австрия: Вена
pro100kov
Вскоре мы переехали в Вену - город, который знает себе цену во всех смыслах этого слова. Имперский, грандиозный. Ощущение, что даже здания смотрят на тебя с оттопыренной губой и прикидывают, стоишь ли того, чтобы посмотреть на их фасад.


Почти в каждом кафе обязательно можно найти какие-то памятные доски о том, что здесь ел и пил кто-то из великих. Предполагается, что это должно объяснить уровень цен. Здесь любил бывать Штраус, суда захаживал Бетховен. В этом месте они сидели чуть ли не вместе. А вот и любимый столик Зигмунда Фрейда. Отдельная тема - заведения, где пили кофе разные диктаторы. Это апофеоз  цен. Ну, чтобы было понятно: кусок самого известного местного торта «Захер» может отличаться от кафе к кафе в пять раз. В одном месте видели его за 20 евро при обычной цене в 4-5.  Сначала думали попросить у владельца справку от психиатра. Но заглянули. Увидели количество занятых столиков, и передумали. Ее надо у посетителей спрашивать…

Отдельная тема в Вене это кафе, где можно курить. Там сидят удивительные персонажи, возраст которых сложно определить. Они не торопясь пьют чашку кофе, этот процесс занимает в среднем минут сорок, листают газеты на специальных подставках и курят. Ощущение, что диванам лет двести и их ни разу не меняли. Даже для курильщика со стажем пребывание там - настоящее испытание. Долго пытались пристроиться в уголке, но не выдержали и выскочили на свежий воздух.

Другая тема - венский шницель. Это настоящий культ. Рестораны соревнуются в размерах. Настоящими профи считают те, кто делает их такими огромными, чтобы они не помещались в большую тарелку. Но для любителей хорошо поесть - это так, развлечение, а не обед. Ведь вся фишка в том, чтобы максимально тонко отбить мясо. Так что огромный шницель, проглоченный стремительно, вызвал вместо сытости недоумение… Ну, отметились, вздохнули и пошли нормально поесть. Главное после Чехии, Словакии и Венгрии нужно привыкнуть к тому, что эти цифры на бумажке это не предложение купить долю в заведении… Два шницеля с картофельным салатом и две кружки пива далеко от центра – 45 евро. В туристической зоне этого может не хватить.

В Вене мы жили недалеко от церкви святого Карла Борромея - Карлскирхе  (Karlskirche), мимо которой иногда проходили дважды в день. Налюбовались ей утром, днем и вечером.

Периодически обнаруживали, что чаша фонтана напротив буквально облеплена студентами. То ли факультет где-то поблизости, то ли место встречи. Но народу на площади порой изрядно. Надо сказать, что церковь очень эффектно отражается в чаше фонтана. Видимо, его положение было именно этим регламентировано. А вот внутрь заходить почему-то не хотелось.

Надо сказать, что мы вообще стали довольно избирательны в посещении музеев и церквей. За время поездок, побывав в несчетном количестве сокровищниц живописи и скульптур,  стали избирательны, что ли. Не то, чтобы привередливы, но в какой-то момент стало понятно, что с искусством надо знакомиться осмысленно. Если я никогда не интересовался и ничего не знаю, например, об убранстве Karlskirche, или собрании кого-то музея, то зачем туда идти и стоять с глубокомысленным видом, делая вид типа «ну, конечно же!», забыв обо всем увиденном через пару дней? Теперь предпочитаю ходить только туда, что на самом деле зацепило еще дома, в процессе подготовки к поездке, или куда давно мечтал попасть. Конечно,  бывает, что-то цепляет неожиданно и случайно, но это, скорее, исключение. По этой самой причине мы отказались от посещения сокровищниц Вены почти полностью, предпочтя Альбертине и Музею истории искусств прогулки.

Более того, в Вене мы практически полностью отошли от привычного «исследовательского» брожения по городу. Поэтому нас хаотично заносило то в самый эпицентр туристической жизни, то на ее задворки, где, порой, бывало интереснее. Куда мы ехали целенаправленно, так это в Дом Хундертвассера. Мне он запал в душу еще во время первого визита: яркий, иррациональный.

Такое впечатление, что делали его игривые дети. Забавно, что когда-то это было социальное жилье поскольку в голову никому не могло прийти, что однажды цена на него вырастет до небес, и приходить сюда будут туристы только для того, чтобы увидеть это чудо. Или страшилище. Единого мнения до сих пор нет. На мой вкус, все-таки не обошлось без диэтиламид лизергиновой кислоты.

На самом деле, эти кварталы были примечательны тем, что здесь мы увидели единственного араба. Вернее, целую семью, которая держит традиционное венское кафе с «Захером» напротив какой-то симпатичной церкви. По словам жены, это был лучший кофе, который она выпила в Вене. Тут же нашлась классическая турецкая забегаловка с отличной шаурмой. Мужик сделал порции от души. И почему-то стало очень уютно. Далеко от центра, тихо, спокойно, без понтов.

Точно так же в музейном квартале (MuseumsQuartier) нас больше всего заинтересовали не музеи, которые громоздятся здесь как огромные каменные коробки.



А лестница, уходящая вверх в углу этого апофеоза современного искусства. Она выводит через пару крыш на улицы, которые идут гораздо выше этого места. Место называется квартал Шпиттельберг (Spittelberg). Он ограничен улицами Зибенштернгассе (Siebensterngass) и Бургассе (Burggasse).



И тут мы нашли отличные музыкальные магазины, уютные кафе и. пожалуй, лучшую, на наш взгляд, едальню в Вене - Plutzer Brau. Настолько она оказалось уютной, со своими столиками на тихой улице, что мы через пару дней привели сюда приятелей из Братиславы. Они в Вену ездят как на  Северный, но этого места не знали. И признали, что бургер с котлетой из венгерской свинины «мангалица» достоин всяческих похвал. А еще тут нашлось такое диво, как вендинговый аппарат с пивом. Он стоял в предбаннике пивной Siebensternbrau, построенной в подвале рядом с производством.

Кстати, кварталы вообще оказались забавные. Ощущение, что это центр хипстерской жизни города. Потому что магазины с пластинками удивили даже приятеля музыканта, пивные соседствуют с заведениями для яростных веганов, а в промежутке попадаются мастерские, где работают с кожей, камнем, глиной и так далее…

Из того, что запомнилось, это кварталы еврейского гетто. По дороге к ним можно наткнуться на чудесную старую церковь, проскочить через очень тихий уголок, куда не часто ступает нога туриста. Но как только выходишь в сердце этих мест на Юденплатц (Judenplatz), сразу понимаешь: здесь уже туристов водят организованными стадами. На площади стоит памятник Готхольду Эфраиму Лессингу, но место примечательно другим.



С одной стороны здесь довольно заметный памятник Холокосту в виде здания с дверьми без ручек, а по периметру нанесены наименования концлагерей. А вот на другой стороне площади на здании висит памятный знак посвященный тому, как евреев тут уничтожали. Что-то там на счет того, как огнем очищалась родная земля. Удивительное сочетание.

Надо признать, что в Вене вообще очень много памятников посвящено Холокосту и геноциду евреев. Если отвлечься от драматических событий и говорить только об эстетическом восприятии этих монументов, то художественная ценность большинства из них показалась мне очень спорной. Но кто посмеет сказать «нет!» очередной скульптуре без опасения быть обвиненным в неофашизме и антисемитизме?  Еще одной неожиданностью стал тот факт, что вход на старое еврейское кладбище, вернее, доступ к тому, что него осталось, лежит через дом престарелых, где не бедные бюргегы коротают свои дни. Сразу задумался о том, что часть постояльцев этого здания, судя по возрасту, вполне могла как раз вполне активно способствовать геноциду во время второй мировой.

По знаменитой улице Грабен (Graben) мы уже через день передвигались короткими перебежками. Количество людей тут зашкаливает за все мыслимые пределы. Освежили в памяти Чумную колонну и Собор Святого Cтефана - Штефансдом (Stephansdom или Steffl). Но из-за обилия людей тут было откровенно неуютно. Поэтому при первой возможности, мы шныряли в какую-то боковую улицу и стремительно удалялись от этого столпотворения.



Нет, конечно, мы честно прошлись по всей Рингштрассе (Ringstrasse). Поглазели на ратушу, на все памятники и музеи, на здание Парламента и венский Сецессион. Но, скорее, для того, чтобы поставить «галочку». В какой-то момент размеры Вены начали раздражать. Мы в очередной раз пришли к выводу, что огромные модные мегаполисы, за редким исключением –  не наш формат путешествий. Чувствуешь себя неуютно среди безумных очередей в музей, бесконечных толп, вереницей ковыляющих за визгливым гидом.



Правда, в Венскую сокровищницу (Schatzkammer) мы топали целенаправленно. В прошлый визит я сюда так и не попал, так что на этот раз решительно нырнули в арку ворот, миновали стальную дверь сантиметров тридцати…

И далее в течение часа созерцали императорские короны, скипетры с державами, парадные мании и прочее изобилие золота и брильянтов, которых тут больше, чем в запасниках иной страны.







Ощущение остались смешанные. Не то, чтобы мы фанатели от таких вещей, но увидеть их было надо. А вот Музей военной истории и Бельведер откровенно разочаровали.

В первом самое ценное _ это само здание, крепкое и величественное, как и положено быть арсеналу. А вот экспозиция довольно скудная. Первая мировая война представлена неплохо. А все остальное как-то очень по верхам.



Смотреть саму австрийскую галерею Бельведер (Österreichische Galerie Belvedere) мы не пошли в связи с передозом изобразительного искусства в мозгу, а парк _ полный отстой. Может быть, в цвету он и хорош, но широкие дорожки, думаю, в любое время года остаются продуваемые ветром. А кусты явно не дадут достаточно тени, чтобы миновать огромные пролеты без ущерба по солнцу.



Откровенно порадовали две вещи. Во-первых, это венские газометры (газгольдеры) на Guglgasse, 6. Никогда ничего подобного не видел. Бывшие хранилища газа теперь превращены в магазины, а на самом верху – жилые помещения.

Огромные массивные бавши доминируют тут. А вокруг все здания явно подстраивались под них, образуя ансамбль. Здания согнуты под невероятными углами. Наклонены, разломаны.

Отличный конструктивизм, хотя не уверен, что хотел бы жить или работать в подобном. Некоторые строения производили впечатление жилых домов, но ручаться за это сложно. В любом случае – место крайне любопытное. В городе вообще очень много необычных зданий из стекла и бетона.

Причем выглядят они не уродливо, а скорее необычно и даже, порой, привлекательно. По крайней мере, останавливаешься, чтобы рассмотреть их получше.

А во-вторых, это парк развлечений Пратер (Prater). Никогда не любил луна-парки во всех их проявлениях, а тут, видимо, сказалась усталость от Вены. Мы повели в парке несколько часов.

Разглядывая аттракционы, некоторым из которых, кажется, несколько десятков лет. Скорее всего, конечно, это работа «под старину». Одно из двух «колес обозрения» действительно оригинал прошлых лет. В любом случае, я как маленький ходил и разглядывал это буйство бесконечных возможностей отъема денег у родителей. Да я сам не удержался и впервые в жизни посетил «комнату страха». Прокатился как в американском кино на вагонетке по лабиринту, где то паук со стены свисает, то мумия стонет. Классс!!! Ржал, как сумасшедший…



Мы несколько дней гуляли вокруг Хофбурга, проводя время то одном парке, то в другом. Бурггартен (Burggarten) и Фольксгартен (Volksgarten) с бесконечными отдыхающими на траве студентами как-то успокаивали.

Там от души повеселились, когда поняли, что между  кампаниями, пришедших на пикник, расположилось семейство уток. Я сначала думал, что пластмассовые. Типа очередная инсталляция. Но нет, настоящие. Невозмутимые как танки, они просто отдыхали посреди толпы, не обращая внимание на людей . Надо сказать, что поскольку туристов на лужайке не было, уток тоже не тиранили в попытках сделать селфи на их фоне. Заглянули на открытый рынок Нашмаркт (Naschmarkt), чтобы убедиться в том, что сейчас это туристический достоприм с неадекватными ценами в кафе и бесконечным числом какой-то фигни. Правда, сильно смеялись, когда увидели у продавца лавровый лист. Он лежал в отдельной пластмассовой коробочке по видом редкой приправы. Ваша фантазия? А вот и не угадали – 20 евро за десять грамм!!!







В общем, объелись мы столицами и мегаполисами по самое не хочу. Так что первым делом, прилетев с прогулки по осколкам Австро-Венгерской империи, мы переглянулись и со словами «Да ну нах, летим домой!», тут же купили билеты до Малаги. Как ни крути, а пока для нас лучшее место на земле это Андалусия…

?

Log in